Антуан Лоран Лавуалье

Антуан Лоран Лавуазье (1743-1794)

А. Лавуазье (1743—1794).В 1784 г. вышел в свет его «Учебник элементарной химии».В предисловии Лавуазье пишет, что он вначале не ставил перед собой задачу составить

учебник, а предполагал написать книгу о химической номенклатуре, чтобы усовершенствовать последнюю. Однако задача усовершенствовать номенклатуру переросла в задачу сжатого изложения содержания науки, и она была выполнена.

Наука по А. Лавуазье, состоит из фактов, представлений и терминов. Факты, по Лавуазье, составляют сущность науки. Они добываются путем опыта и наблюдения и являются не чем иным, как данными самой природы, и не могут нас обмануть. Поэтому истину надо искать не в чем ином, как в естественной связи опытов и наблюдений. Представления — понятия являются продуктом ощущения. Научные представления должны быть не чем иным, как выводом, непосредственным следствием опыта или наблюдения. Представления, выведенные из опыта, и наблюдения напоминают факты, воссоздают их в их отсутствии. Слова выражают представления. Сначала образуются представления, а потом они выражаются словами. Если для передачи представлений нет точных слов, то наша речь не может правильно выразить факты, дает ложное впечатление о них. Но слово, точно выражающее представление, родит это представление, а такое представление правильно воссоздает факт.

А. Лавуазье не включает теорию в содержание науки. Но это не означает, что он против всяких обобщений. Наоборот, А. Лавуазье считает, что без обобщений и выводов нельзя понять химические явления. Однако он за выводы и обобщения, которые достигаются индуктивным методом, непосредственно обобщают факты, образуются сопоставлением их, но которые не уходят дальше этих фактов. А. Лавуазье является ярким представителем эмпирического индуктивного метода, разработанного Ф. Бэконом.

Между тем, кроме сильной стороны индуктивного метода, состоявшей в том, что он из сферы схоластики передвинул исследователей на твердую почву опытного накопления фактов, без которых невозможна подлинная наука, в нем была и слабая сторона. Этой слабой стороной бэконовского направления в науке было то, что, пользуясь только опытом, оно стало относиться к мышлению с глубочайшим презрением и поэтому «дальше всего ушло по части оскудения мысли» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 20, стр. 373). Была порождена «самая плоская эмпирия, презирающая всякую теорию и относящаяся с недоверием ко всякому мышлению» (там ж е, стр. 381).

Будучи приверженцем Бэкона, Лавуазье не избежал ошибок, свойственных его методу и исключительному применению его. Он принципиально против широких теоретических обобщений философского порядка. Поэтому не случайно Лавуазье не изложил даже учения о химических элементах и лишь в предисловии мимоходом дал определение, что надо понимать под химическим элементом. Он боится дать такое определение, чтобы его не упрекнули в схоластике средневековья. Не нашли себе надлежащего применения также и атомно-молекулярные воззрения. В книге, посвященной химической номенклатуре, не дано даже определения понятиям «атом» и «молекула». В некоторых местах книги для объяснения физических и химических явлений Лавуазье пользуется термином «молекула», но понимает под молекулой и атом исобственно молекулу.

Противопоставив опыт теоретическому мышлению, которое только и может раскрыть в опытных данных всеобщую связь, движение, изменение и развитие, А. Лавуазье неизбежно стал метафизиком.

Однако презрение к теоретическому мышлению, без которого «невозможно связать между собой хотя бы два факта природы или уразуметь существующую между ними связь», не остается безнаказанным. «... Эмпирическое презрение к диалектике наказывается тем, что некоторые из самых трезвых эмпириков становятся жертвой самого дикого из всех суеверий — современного спиритизма».

А. Лавуазье также был наказан за презрение к теоретическому мышлению. Он стал жертвой фантастического учения о теплороде, в то время когда М. В. Ломоносовым уже были заложены основы молекулярно-кинетической теории. А теплород, как указывает Ф. Энгельс, был плодом индукции.

А. Лавуазье возвысил опытное изучение химических явлений и блестяще показал применение его, в чем заключается положительная сторона концепции. Но он принизил теорию и мышление в области химии. В этом отрицательная сторона его взглядов.

Отсюда видно, насколько выше Лавуазье был М. В. Ломоносов, стоявший за единство опыта и теории, ратовавший за связь эмпирии и теоретического мышления и показавший блестящие образцы их соединения в исследовании природы и в преподавании химии.

Взгляды А. Лавуазье на науку и природу познания определили и методические принципы преподавания химии, которые им изложены в предисловии к учебнику и легко открываются анализом его текста. Это следующие принципы: исходить из наблюдения и опыта; накапливать факты, прежде чем знакомить с выводами из них; начинать с единичного, а не с общего; не делать никаких выводов, которые не вытекали бы непосредственно из опыта и наблюдения; сопоставлять химические факты и истины в таком порядке, который был бы способен как можно более облегчить начинающим ознакомление с ними; никогда не делать ни одного шага вперед, иначе как от известного к неизвестному; лучше делать хорошо, чем делать много; нужно добиваться лишь доступности и ясности и избегать всего, что могло бы отвлекать внимание; сначала создавать представления о веществах и явлениях, а потом давать им названия и определения.

В методике химии нужно было показать, как накапливать факты путем наблюдения и эксперимента, как делать из них выводы и закреплять их в терминах и фразах, развивая речь учащихся, на базе которой воссоздаются представления о веществах и их процессах в их отсутствие. Это показано А. Лавуазье, и притом убедительно и ярко.

В проекте, представленном Национальному Конвенту в августе 1793 г., Лавуазье предлагает ввести изучение химии в средних школах. Курс химии «должен будет начат с общих основ, присущих большому числу химических ремесел, и ставить, наконец, круг вопросов, относящихся к тем химическим ремеслам, которые требуют специального углубленного.

После А. Лавуазье большую работу по распространению экспериментального метода изучения химии провели Ю. Либих и Ю. Штекгардт.

Ю. Либих (1803—1873) в своем труде «Письма о химии» высказывает ряд ценных мыслей о преподавании химии, в том числе о связи ее с промышленностью и сельским хозяйством.

Ю.Штекгардт выпустил в 1846 г. «Учебник химии, или Первоначальное изучение химии при помощи простых опытов без пособия наставника». В этом учебнике вещества рассматриваются по элементам и естественным группам, не связанным между собой. В основе учебника лежали хорошо подобранные эксперименты, описания которых были даны так, что изучающий химию может их проделать. Учебник выдержал много изданий и оказал большое влияние на методику первоначального изучения химии в школах.

Но преподавание химии не могло оставаться эмпирическим. Чтобы быть научным, оно по почину М. В. Ломоносова должно было использовать теоретические представления о строении вещества. Борьбу за данную сторону методики обучения химии в этот период времени начал Д. Дальтон.