После Великой Октябрьской социалистической революции сразу же встала задача сломать старую школу и построить новую, советскую школу.

Старая царская школа «была школой учебы, она заставляла людей усваивать массу ненужных, лишних, мертвых знаний, которые забивали голову и превращали молодое поколение в подогнанных под общий ранжир чиновников» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 31, стр. 261). Она забивала головы учащихся религиозными, идеалистическими предрассудками, укореняла отрыв теории от практики.

В программе Российской коммунистической партии, принятой в марте 1919 года на VIII съезде, были сформулированы цель и задачи советской школы. «Школа должна быть не только проводником принципов коммунизма вообще,— говорилось в программе,— но и проводником идейного, организационного, воспитательного влияния пролетариата на полупролетарские и непролетарские слои трудящихся масс в целях воспитания поколения, способного окончательно установить коммунизм». Таким образом, перед школой была поставлена цель коммунистического воспитания подрастающего поколения. Как на важнейшие средства выполнения этой цели, программа партии указывала на осуществление принципов единой трудовой школы, преподавание на родном языке, свободное от какого бы то ни было религиозного влияния, «проведение бесплатного и обязательного общего и политехнического (знакомящего в теории и на практике со всеми главными отраслями производства) образования для всех детей обоего пола до 17 лет», осуществление связи обучения с общественно производительным трудом.

За годы военной интервенции и гражданской войны в тяжелых условиях была проведена огромная работа по строительству новой, советской школы. Школа была отделена от церкви, была создана новая школьная система, произошел большой рост школьной сети, были заложены основы национальной школы для нерусских народов, дети рабочих и крестьян получили доступ в школы, были обновлены содержание, организация и методы учебно-воспитательной работы, школа была приближена к жизни, передовые кадры народного образования сплотились вокруг Коммунистической партии.

В учебный план школы как обязательный предмет вошла, наконец, и химия.

В поисках нового содержания и организации работы школы педагогам и работникам Наркомпроса не всегда удавалось правильно решать все вопросы строительства новой школы. Так, например, отвергалась необходимость обязательных для всех школ учебных планов, программ, учебников, классно-урочной системы, домашних работ, текущего учета, экзаменов, что, разумеется, было неправильно.

В 1920 г. отдел единой трудовой школы Наркомпроса создал Две комиссии для разработки примерных программ по химии: петроградскую комиссию под руководством проф. В. Н. Верховского и московскую комиссию под руководством проф. П. П. Лебедева. Примерные программы, составленные комиссиями, были одобрены и опубликованы Наркомпросом.

В объяснительной записке петроградского проекта почти дословно повторяются положения, разработанные под руководством С. И. Созонова в комиссии Игнатьева в 1914—1915 гг. Наряду со старыми выдвигались и новые положения. Обращается внимание на то, что преподавание должно вестись таким способом, чтобы учащийся получал в школе ряд трудовых навыков, умение пользоваться своими знаниями. Преподавателю химии предстоит выбрать из обширной области науки такой материал, который, с одной стороны, дал бы учащимся ряд нужных и применимых знаний, с другой — воспитал бы молодую мысль и волю естественнонаучным методом. Более резко подчеркивается необходимость неразрывной связи курса с вопросами техники, обыденной жизни и живой природы. Исходя из этого положения, авторы проекта не только дают перечень лабораторных работ, которые должны проделываться тщательно и аккуратно и завершаться составлением подробных отчетов о наблюдениях и выводах, но и примеры трудовых заданий: приготовление «нужных для преподавания химии материалов», «минеральных красок», мыла, крашение тканей. Чтобы облегчить учителю связь курса химии с жизнью, техникой и явлениями природы, приводятся примеры того, как организовать эту связь при изучении вопросов программы. В отборе этого материала рекомендуется учитывать местные условия.

Эти новые положения были попыткой реализовать в преподавании химии общие идеи трудовой школы.

Составители программы дали методическое расположение учебного материала как «один из примеров методической разработки программы». Это, пожалуй, самое ценное, что было сделано петроградской комиссией, так как в этом примере методической разработки собственно и дана настоящая программа.

Изучение химии начинается с накопления некоторых вступительных сведений: химия как наука о веществе, вещество и тело, свойства веществ, физические явления, химические явления. Затем даются понятия: смесь и химическое соединение, чистое вещество и способы очистки веществ, реакции соединения и разложения, простое и сложное вещество, элемент, металлы и неметаллы — и изучается закон сохранения вещества. Далее излагаются сведения о физических свойствах воды, действии металлов на воду, о реакции замещения, о получении и свойствах водорода. При ознакомлении со способами получения водорода дается понятие о кислотах и солях. После этого рассматривается весовой состав воды и перекиси водорода. Даются понятия об анализе и синтезе, о законе постоянства состава, о законе паев. Дальше ученики знакомятся с химическими знаками элементов, с химическими формулами, равенствами и с расчетами по формулам и равенствам.

На этой теоретической основе изучаются получение и свойства кислорода и даются понятия об окислах, гидратах окислов, кислородных и бескислородных кислотах, ангидридах кислот, об основности кислот, валентности, кислых, средних и двойных солях, о простейших случаях образования солей, о гидратах окислов металлов, щелочах, о реакции нейтрализации и классификации окислов. После этого изучаются горение, окисление и восстановление.

Вслед за ознакомлением учащихся с растворами (виды растворов, повышение и понижение температуры при растворении, кристаллизационная вода) излагаются сведения о получении, свойствах и применении хлора, хлористого водорода, соляной кислоты, белильных солей, бертолетовой соли, дается обзор свойств брома, иода и фтора и, наконец, сопоставляются свойства элементов группы галогенов и разъясняется понятие о химическом сродстве. Только после этого комиссия рекомендует познакомить учеников с атомно-молекулярной гипотезой (все еще гипотеза. — С. Ш.), с атомным и молекулярным весом и объяснить с точки зрения ее все ранее рассмотренные химические законы.

Дальше идет изучение серы, азота, фосфора, углерода, кремния и их соединений. В теме «Углерод» учащиеся знакомятся не только с соединениями углерода, рассматриваемыми обычно в общей химии (углекислый газ, угольная кислота и ее соли, окись углерода, светильный газ), но и с органическими веществами (углеводороды, нефть, галогенопроизводные, спирты, органические кислоты, эфиры, жиры, мыла, углеводы, белки). Органические соединения рекомендуется рассматривать до изучения кислородных соединений углерода. После рассмотрения кремния и его соединений дается понятие о периодической системе Д. И. Менделеева и разбираются следующие вопросы: изменение в свойствах элементов в связи с изменением их атомного веса, группы и ряды элементов, типы кислородных, галоидных и водородных соединений, малые и большие периоды, элементы четных и нечетных рядов, предсказанные элементы, валентность.

Изучение химии рекомендуется закончить изучением металлов: общий обзор свойств металлов, щелочные металлы (натрий и калий), щелочноземельные металлы (здесь же дается понятие о радии и радиоактивности), магний, цинк, ртуть, алюминий, олово, свинец, железо, медь, сплавы.

Недостатком петроградского проекта было снижение значения атомно-молекулярной теории до гипотезы, слишком позднее изучение периодической системы химических элементов, недостаточное внимание формированию научного мировоззрения. Но это был систематический курс, продолжавший решение вопросов преподавания химии в соответствии с менделеевско-бутлеровским наследством в этой области.

Московский проект теснее связывал обучение химии с жизнью, предлагал шире практиковать экскурсии, лабораторные работы, наблюдения и практические занятия на предприятиях, чем выгодно отличался от петроградского проекта. Однако он не учитывал опыта преподавания химии в школах и возрастных особенностей учащихся, пренебрегал принципом систематичности.

Из объяснительной записки к программам видно, что московская комиссия, сочувственно отнесясь к методическим взглядам Р. Арендта, Г. Армстронга, В. Оствальда, многое позаимствовала у них.

Уже на первой ступени обучения (в I—V классах), по мнению составителей проекта, можно дать такие сведения по химии, как химическое превращение, простое и сложное вещество, кислота, щелочь, соль, состав воздуха, вода, углерод, сера, фосфор, некоторые соединения их, количественное соотношение. Разумеется, это было ярким примером игнорирования возрастных особенностей и развития учащихся.

На второй ступени вводится отдельный учебный предмет химия, цель которого—«сообщить учащемуся начальную грамоту как по теории, так и в области примитивных химических исследований». Отсюда делается вывод, что в программу кypcaхимии для второй ступени «должно войти знакомство с основными законами химии, с важнейшими химическими элементами, их соединениями и приемами лабораторного эксперимента и, наконец, знакомство с некоторыми примитивными приемами химического исследования в обыденной жизни». Урок здесь неправильно рассматривается как подсобная форма обучения, как вводные и поясняющие занятия к лабораторным, самостоятельным (и притом исследовательским) работам. «Главнейшая работа,— говорится в проекте,— происходит в лаборатории...» По мнению составителей проекта, сначала надо учить учащегося пользоваться орудиями химического исследования, а затем, по мере накопления знаний, опыта, все более и более давать простор самостоятельному исканию. Основные законы химии предлагается выводить по мере сил из опытов, производимых самими учащимися. Так как количественные соотношения в химии играют важную роль, то на практических занятиях количественным определениям отводится большое место. «Эквивалент, атомный вес, молекулярные веса — все это должно быть определено и выведено учащимися». Практические занятия рассматриваются составителями проекта как вид труда.Авторы проекта включили в программу специальный раздел «Некоторые сведения по технологии», куда вошли сведения по технологии воды, серной кислоты, соды, удобрений, извести, цементов, стекла, глиняных изделий, нефти, топлива, мыловарения, красителей, сухой перегонки каменного угля и дерева, металлургии. Попытка показать пути решения политехнического обучения в процессе преподавания химии — положительная сторона программы.

Если петроградский проект пытался поставить в школе химию как систематический курс основ этой науки, связанный с жизнью, то московский проект выступал против систематического изучения химии, стремился ограничить изучение ее теми вопросами, которые требовались не логикой химической науки, а окружающими школу жизненными явлениями. В проекте отсутствовало изучение периодического закона и периодической системы Д. И. Менделеева. Это — крупные принципиальные недостатки проекта.

Учителя химии брали все ценное из каждого проекта программ и делали первые усилия, чтобы связать преподавание с жизнью и трудом. Призыв широко применять в процессе преподавания химии эксперимент и экскурсии нашел горячий отклик среди учительства. Несмотря на трудные условия, в школах стали устраивать экскурсии на предприятия, оборудовать лаборатории по химии и проводить в них занятия. Это было новым явлением по сравнению с той мертвящей словесностью, которая заполняла незначительные по числу уроки естествознания старой школы.