Незадолго до перехода страны на мирную работу по восстановлению народного хозяйства, 2 октября 1920 г., В. И. Ленин выступил на IIIсъезде РКСМ с исторической речью о коммунистическом воспитании молодежи.

В. И. Ленин указал: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 31, стр. 262). Эти знания надо критически переработать и понять, что коммунизм есть вывод, итог научного познания. Вместо «старой учебы, старой зубрежки, старой муштры мы должны поставить умение взять себе всю сумму человеческих знаний, и взять так, чтобы коммунизм не был бы у нас чем-то таким, что заучено, а был бы тем, что вами самими продумано, был бы теми выводами, которые являются неизбежными с точки зрения современного образования» (там же, стр. 264).

В этой речи В. И. Ленин разъяснил также вопрос о том, учить. Разрыв теории и практики «составлял самую отвратительную черту старого буржуазного общества» (там же.стр. 260). Обучение и образование в советской школе должно быть связано с борьбой всех трудящихся против эксплуататоров и подчинено воспитанию коммунистической морали, в основе которой «лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма» (там же, стр. 270).

Изучение наук должно сочетаться с приобретением умения применять знания в промышленности и сельском хозяйстве. «Вы прекрасно понимаете,— говорил В. И. Ленин,— что к электрификации неграмотные люди не подойдут, и мало тут одной простой грамотности. Здесь недостаточно понимать, что такое электричество: надо знать, как технически приложить его и к промышленности, и к земледелию, и к отдельным отраслям промышленности и земледелия. Надо научиться этому самим, надо научить этому все подрастающее трудящееся поколение» (там же, стр. 264).

Резко критикуя отрицательные стороны старой школы, В. И. Ленин вместе с тем предупреждал против огульного отрицания ее. «Говорят, что старая школа была школой учебы, школой муштры, школой зубрежки. Это верно, но надо уметь различать, что было в старой школе плохого и полезного нам, и надо уметь выбрать из нее то, что необходимо для коммунизма» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 31, стр. 261). В старой школе были учебный план и программы по всем предметам, учебники, урочно-классная система работы, твердое расписание занятий, систематический контроль за усвоением знаний. Это были положительные явления, придававшие школе организованность.

В «Заметках на тезисы Надежды Константиновны Крупской о политехническом образовании» В. И. Ленин пояснил, какими знаниями должен овладеть учащийся общеобразовательной школы. Он должен получить «широкое общее образование (знать минимум основ таких-то и таких-то наук; указать точно каких)». Учащиеся должны приобрести также «политехнический кругозор и начатки, основы политехнического образования».

Указания В. И. Ленина по вопросу о воспитании и образовании молодежи вошли в советскую методику химии как незыблемые принципы обучения основам химической науки.

В годы восстановления народного хозяйства и борьбы за социалистическую индустриализацию Наркомпрос под руководством А. В. Луначарского и И. К. Крупской внес много нового и прогрессивного в работу школы. Делаются серьезные шаги в проникновении всего содержания обучения и образования коммунистической идейностью, в осуществлении тесной связи школы с практикой социалистического строительства, в реализации задач трудового воспитания, политехнического образования и соединения обучения с общественно производительным трудом учащихся.

Содержание учебно-воспитательной работы стало иным, что обусловило рост политического кругозора и творческой активности учащихся. В школах боевой характер приобретает работа пионерских, комсомольских и ученических организаций. Широким фронтом развертываются методическая работа, педагогическое творчество, инициатива и самодеятельность учителей. Школа становится активным помощником Коммунистической партии в социалистическом переустройстве общества. В стране выросло число школ и учащихся в них. Развивалась национальная школа.

Стараясь быстро и революционно выполнить стоявшие перед школой задачи, Наркомпрос не всегда избирал правильные пути. Так, противоречившими духу указаний В. И. Ленина об образовании молодежи был отказ от предметного построения программ, принятие комплексной системы организации обучения и пропаганда метода проектов.

Преподавание химии также испытало на себе влияние указанных выше положительных сторон и недостатков в работе Наркомпроса.

В 1921 г. издаются «Программы для I и II ступени семилетней трудовой школы». Программа по химии без существенных изменений повторяла московский проект 1920 г.

В марте 1923 г. коллегия Наркомпроса принимает схемы программ единой трудовой школы. В основу кладется комплексное построение программ. Каждый комплекс заполняется сведениями о природе, труде и обществе. Программа каждого учебного предмета строится не по принципу своей внутренней системы, а в последовательности, определяемой связью жизненных объектов, изучаемых в комплексе. Порядок изучения комплексов определял порядок изучения материала отдельных наук.

В 1925 г. были изданы составленные П. П. Лебедевым комплексные программы по химии для пятого—седьмого годов обучения, а в 1927 г. — для восьмого-девятого годов обучения. По этим программам была составлена П. П. Лебедевым «Рабочая книга по химии».

Рассмотрим более подробно методические взгляды П. П. Лебедева, который с 1920 и почти по 1931 г. руководил разработкой методических вопросов преподавания химии в школе. Учебный материал для курса химии семилетней школы П. П. Лебедев отбирал исходя из практически важных комплексных тем. Комплексные темы, по П. П. Лебедеву, определяют примеры практического применения химии, «примеры лабораторной проработки», а эти последние — объем теоретического материала, им образом, выдвигается порочный путь построения программ: комплекс—технологический материал — лабораторные занятия — химические знания. Когда такой путь пройден и материал для программы отобран, П. П. Лебедев излагает его по следующей форме:

А. Материал, подлежащий проработке

Б. Примеры практического применения

Общий обзор материала

Примеры лабораторной проработки

Практическое применение

Связь с комплексной темой и другими предметами

       

Ставя все же на первое место теоретический материал, П. П. Лебедев тут же старался «доказать» правильность комплексной точки зрения, «обосновать» бессистемность преподавания.

В построении курса химии для семилетней школы П. П. Лебедев повторил, несколько модернизировав под влиянием комплексности, систему Р. Арендта и противопоставил ее менделеевской. Атомно-молекулярную теорию он не вводит в курс семилетней школы из соображения «как можно меньше дать материала в догматической форме». Он знакомит учеников с атомными весами, но выводит их из эквивалентов. Вывод атомных весов из эквивалентов служит у П. П. Лебедева не для того, чтобы доказать реальность существования атомов и изложить атомно-молекулярную теорию, а для того, чтобы избежать ее изложения. Здесь у П. П. Лебедева в скрытом виде проявляется тенденция В. Оствальда обойтись без атома, заменив его эквивалентом.

Некритически позаимствовав идеи у немецких буржуазных методистов, П. П. Лебедев не разобрался в классовом смысле их стараний ограничиться индуктивно-эмпирическим подходом в изучении химии на низшей ступени обучения и исключить атомно-молекулярную теорию. Буржуазные методисты это делали для того, чтобы уберечь детей от материалистических выводов, которые вытекают из изучения атомистики. Об этом ясно говорит буржуазный немецкий методист Е. Левенгардт: «Было время, когда опасались, что интенсивное изучение естественных наук приведет к материалистическому мировоззрению. Однако теперь у нас с философской стороны признано, что лучшим средством против этого является индуктивный способ обучения» (E.Левенгардт, Дидактика и методика обучения химии, 1920, стр. 15).

Курс химии для восьмого-девятого годов обучения составлен П. П. Лебедевым по схеме: теория — лаборатория — приложения.

Курс начинается ознакомлением с законом Авогадро, со вторым законом Гей-Люссака, составом молекул некоторых газообразных веществ, объемом грамм-молекулы газа, с осмотическим движением и молекулярным весом. Затем даются сведения об атомном весе и определении его из молекулярных весов, о валентности элементов вообще и углерода в частности и о формулах строения некоторых простейших соединений. Таким образом, учащиеся подводятся к молекулярной и атомной теориям, но основные положения их надлежащим образом не излагаются, так как П. П. Лебедев неуклонно стоит на позициях исключительно эмпирического познания. Вместо развитых понятий об атоме и молекуле даются понятия об атомном и молекулярном весе, вытекающие из опыта. Дальше рассматриваются углеводороды (на примере нефти и продуктов химической переработки каменного угля), спирты, углеводы, карбоновые- кислоты, сложные эфиры и масла. На этом заканчивается курс восьмого года обучения.

На девятом году обучения сначала заканчивается изучение органической химии (сложные эфиры азотной кислоты, нитросоединения и амины, аминокислоты, белки, успехи органического синтеза). Затем подводятся итоги изучения химии в девятилетней школе: краткий исторический очерк основных законов и понятий химии; система химических элементов Менделеева, периодический закон; радиоактивность и распад атомов; роль α- и β-частиц в построении атомов элементов; порядковый номер и атомный вес; новое понятие об атомном весе и об элементе; понятие о спектральном анализе; химический состав небесных светил; единство строения и состава вселенной.

Курс органической химии был систематическим, связанным с жизнью и практикой. В этом его положительная сторона. Недостатком было то, что не предусматривалось изучение теории строения А. М. Бутлерова и что курс строился как совокупность лабораторных занятий, к которым давались лишь теоретические комментарии. Этих недостатков не избежал и автор данной книги, написавший в 1927—1928 гг. совместно с С. В. Житковым «Рабочую книгу по органической химии».

В «Итогах курса химии» приведен нужный круг вопросов, но это не итоги курса, так как, во-первых, периодический закон и периодическая система ранее не были изучены и не применялись для изучения химических элементов и, во-вторых, для понимания периодического закона на протяжении шестого—девятого годов обучения не было дано систематических знаний о металлоидах и особенно о металлах. «Итоги курса химии» всего лишь информация по теоретическим проблемам химии, вынесенная в конец курса.

Все преподавание химии, по П. П. Лебедеву, должно проводиться лабораторным методом. Сначала учащиеся самостоятельно выполняют лабораторные работы исследовательским методом, а затем самостоятельно изучают теоретические комментарии. И в данном случае стремление развернуть самостоятельные работы учащихся по химии надо считать прогрессивным, но требование, чтобы ученики исключительно самостоятельно учились и приобретали знания,— неправильным.

A description...

Сергей Гаврилович Крапивин (1869-1927)

За систематическое преподавание химии в эти годы выступал В. Н. Верховский, критиковавший П. П. Лебедева. Но его критика не учитывалась Наркомпросом.

В то время были и такие методисты, которые, считая комплексный метод неправильным и стоя на позициях систематического обучения, в то же время пытались приспособить систематическое обучение к комплексным требованиям, «рационализировать» составление конкретных школьных программ по химии, включить в практику преподавания школы наряду с лабораторными занятиями и экскурсиями также устное изложение и другие методы преподавания химии. Характерной в этом отношении была позиция проф. С. Г. Крапивина, изложенная в книге «Записки по методике химии». Эта книга была выражением точки зрения той части учителей, которые будучи убежденными в необходимости систематического и последовательного обучения химии, стремились все же реализовать комплексные программы и лежащий в их основе лабораторный метод.

В апреле 1930 г. состоялось постановление коллегии Наркомпроса о фабрично-заводской семилетней школе, которое поставило задачу укрепить и развить как в количественном, так и в качественном отношении ФЗС, призванные к тому, чтобы подготовить рабочих-подростков к будущей производственной деятельности. Для этого школы ФЗС должны были в теории и на практике (используя предприятия, при которых находятся) вооружать учащихся знанием главных отраслей производства, ориентировать в различных профессиях, давать навыки трудового поведения, характерные для рабочего, строящего социализм. Программы 1927 г. для городской школы не удовлетворяли этим задачам. Поэтому в 1930 г. Наркомпрос организует разработку новых программ и издает их для фабрично-заводских семилеток.

Во вводной записке к этим программам резкой критике подвергаются программы 1927 г. за то, что у них не было политехнического содержания, вокруг которого строилась бы вся учебная работа школы, что в них слабо выражены задачи коммунистического воспитания, что программы были статичными и потому в них не была заложена тенденция давать постоянные ответы на запросы социалистического строительства и применять ее сообразно с требованиями места и времени. Каждая школа ФЗС должна организовать труд детей на производстве и связать этот труд с обучением. Трудовая политехническая подготовка должна стать основой преподавания всех учебных предметов. Общеобразовательные предметы должны давать объяснение производственным процессам. Поскольку, по мнению работников Наркомпроса, знания должны приобретаться в процессе производительного труда и общественно полезной работы, то в качестве лучшей формы организации учебной работы рекомендуется комплексно-проектная система. Комплексно-проектная система, по мысли составителей программ, есть то основное звено, за которое нужно ухватиться, чтобы обеспечить реализацию связи теории с практикой, обучения с общественно полезным трудом, приобретение знаний с использованием их как орудия для преобразования жизни. В связи с этим для каждого года обучения дается определенное направление образовательно-воспитательной работе (установочная часть), на основе которой и перечня проектов составляется цепь заданий- проектов. По мысли работников Наркомпроса, школа из места учебы должна превратиться в центр организации общественной детской активности. Установочная часть программы должна ежегодно меняться в связи с потребностями реконструкции хозяйства.

Во всем этом начинании правильным было стремление лучше связать школу с жизнью, с трудом, с борьбой за социализм, но путь в достижении его — комплексно-проектная система — был выбран неправильно. Реализация ее на практике вела к лишению учащихся систематических и прочных знаний основ наук.

Программа по химии для ФЗС была составлена в точном соответствии с изложенными выше установками.

Вместо принципа единства теории и практики в основу программы кладется производственный материал. Вся программа составляется из производственных тем. С производственного материала начинается изучение каждой темы. Затем следует теоретическая обработка изученного материала. Программа е давала учащимся основ химической науки. Автор программы указывает, что химия участвует в общешкольных или групповых проектах, например, в таких общешкольных проектах, как Борьба за промфинплан», «Борьба за сев и коллективизацию».

Далее в объяснительной записке указывается, что основное внимание при изучении химии должно быть обращено на «изучение химических процессов». В связи с этим учебный материал располагается «не по элементам или сложным веществам, а по процессам», будто бы это способствует воспитанию мировоззрения.

Автор выдвигает положение, что «изучение главным образом свойств веществ и увлечение их классификацией (по периодической системе или в ином порядке) сталкивает на статическое изучение химии». Выходило, что периодический закон является якобы всего лишь законом классификации, а не законом связи и развития химических элементов и что периодическая система сталкивает на статическое изучение химии. Разумеется, это была ошибочная точка зрения.

Какие же явления должны изучаться в курсе химии? На этот вопрос автор отвечает ясно — те, «которые лежат в основе главных отраслей производства». Поэтому в программу введено изучение следующих явлений: горение топлива, выплавка металлов, основная химическая промышленность, производство искусственных минеральных удобрений, важнейших строительных материалов. Кроме того, должны быть изучены химические процессы того предприятия, при котором находится школа. Программа по химии для шестого года обучения состояла из трех тем: «Топливо — источник энергии», «Металл — основа индустрии», «Основные химические понятия, законы и теории». Программа для седьмого года обучения — из пяти тем: «Основная химическая промышленность», «Химия на войне и в сельском хозяйстве», «Строительные материалы», «Металлургия», «Теоретические обобщения и выводы». По этим темам был подобран лоскутный химический материал.

Так, в области преподавания химии по сравнению с 1925— 1927 гг. дело не только не подвинулось к систематическому, но связанному с жизнью изучению ее основ, но, наоборот, еще дальше ушло от него, став в противоречие с требованиями практики социалистического строительства, с указаниями В. И. Ленина о воспитании и образовании молодежи. Программы были невероятно перегружены и не учитывали возрастных особенностей учащихся.

На деле учителя держались предметного преподавания и проверенных методов обучения. Они применяли уроки, на которых старались давать систематические знания по химии, связывая их с жизнью и практикой. Наряду с самостоятельными лабораторными занятиями и экскурсиями на предприятия, они широко практиковали также беседы и другие формы устного изложения. Поэтому указанное выше построение программ не могло остановить поступательного развития преподавания химии в школе.