Постоянная связь явлений, причина которой нам известна, называется каузальным законом. Так, валентность хлора, равная семи, есть каузальный закон, ибо мы знаем причину ее.

Однако далеко не всегда путем научной индукции удается сразу установить причину общих свойств, связей и изменений веществ и, следовательно, объяснить их. Часто бывает, что экспериментальным путем удается установить постоянную связь явлений, а вскрыть причину этой связи не удается долгое время. Такие постоянные связи веществ, подтверждающиеся практикой, экспериментом, но не обоснованные каузально, называются эмпирическими законами.

В ходе развития науки эмпирические законы могут превращаться в каузальные, когда открывается причинная связь явлений. Но пока причина связи не открыта, эмпирическим закон остается лишь более или менее достоверным. Опыт всегда может принести факты, противоречащие эмпирическому закону. С другой стороны, и каузальные законы нередко оказываются всего лишь эмпирическими или вообще ложными, если встретятся факты, не укладывающиеся в соответствующее объяснение.

Таким образом, путем неполной индукции можно открывать эмпирические и каузальные законы объективной действительности, являющиеся формой относительной, но объективной истины.

Причинная связь явлений существует в том случае, когда явление с необходимостью вызывает другое явление, а изменение первого явления неизбежно вызывает изменение второго явления. Первое явление есть причина, второе явление есть действие. Например, мы берем окись ртути и нагреваем. При этом окись ртути исчезает и появляются два новых вещества: кислород и ртуть. Мы говорим: окись ртути разложилась на два вещества — кислород и ртуть. Нагревание окиси ртути есть причина, а разложение окиси ртути есть действие, или, как говорят иногда, следствие. Другой пример.

Смешаем сернистый газ и кислород. Образования серного ангидрида почти не наблюдаем. Нагреваем эту смесь. Образования серного ангидрида также не наблюдаем. Пропускаем смесь сернистого газа и кислорода без нагревания над катализаторами. При этом не наблюдается заметного образования серного ангидрида. Нагреваем смесь и катализатор. И вот мы замечаем, что с повышением температуры выход серного ангидрида некоторое время заметно увеличивается, а затем уменьшается. Следовательно, при данных обстоятельствах наличие катализатора и определенной температуры есть причина, а изменение выхода серного ангидрида есть действие. Причина всегда предшествует следствию. Все химические явления имеют свои причины.

Причинная связь есть необходимая связь явлений объективной реальности. Но причинная связь не исчерпывает всеобщей всемирной связи явлений. «Причина и следствие, ergo, лишь моменты всемирной взаимозависимости, связи (универсальной), взаимосцепления событий, лишь звенья в цепи развития материи» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 38, стр. 149). «Каузальность, обычно нами понимаемая, есть лишь малая частичка всемирной связи, но (материалистическое добавление) частичка не субъективной, а объективно реальной связи» (там же, стр. 150).

Представление о причинной связи явлений порождается трудовой деятельностью. В процессе трудовой деятельности человек производит действия, которые влекут за собой определенные явления. Порождая представление о причинной связи явлений, практика, эксперимент вместе с тем являются и средствами обнаружения и доказательства ее. Вот что по этому поводу говорит Энгельс в «Диалектике природы».

«Первое, что нам бросается в глаза при рассмотрении движущейся материи,— это взаимная связь отдельных движений отдельных тел между собой, их обусловленность друг другом. Но мы находим не только то, что за известным движением следует другое движение, мы находим также, что мы в состоянии вызвать определенное движение, создав те условия, при которых оно происходит в природе; мы находим даже, что мы в состоянии вызвать такие движения, которые вовсе не встречаются в природе (промышленность),— по крайней мере, не встречаются в таком виде,— и что мы можем придать этим движениям определенные заранее направление и размеры. Благодаря этому, благодаря деятельности человека и обосновывается представление о причинности, представление о том, что одно движение есть причина другого. Правда, уже одно правильное чередование известных явлений природы может породить представление о причинности — теплота и свет, появляющиеся вместе с солнцем,— однако здесь еще нет доказательства, и поскольку юмовский скептицизм был бы прав в своем утверждении, что регулярно повторяющееся posthocникогда не может обосновать propterhoc.Но деятельность человека производит проверку насчет причинности. Если при помощи вогнутого зеркала мы концентрируем в фокусе солнечные лучи и вызываем ими такой же эффект, какой дает аналогичная концентрация лучей обыкновенного огня, то мы доказываем этим, что теплота получается от солнца. Если мы вложим в ружье капсюль, заряд и пулю и затем выстрелим, то мы рассчитываем на заранее известный по опыту эффект, так как мы в состоянии проследить во всех деталях весь процесс воспламенения, сгорания, взрыва, вызванного внезапным превращением в газ, давление газа на пулю (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 20, стр. 544—545).